Красавицы прошлого: Анна Болейн

Anne_Boleyn

«Ваши благодеяния теперь я испытала на себе вполне. Я была ничто; вы меня сделали Статс-дамою, Маркизою, Королевою; и когда уже на земле нельзя было вполне возвышать меня, вы делаете меня святою». (строки последнего письма  Анны Болейн к Королю)

Анну Болейн принято изображать либо злобной стервой, либо несчастной жертвой коварного мужа.  Первое эффектно смотрится на экране, второе — результат «зачисток» исторических хроник и активного PR елизаветинских времен. Мать королевы Елизаветы по определению нельзя было считать ведьмой, дьяволицей и куртизанкой. Ведь она мать государя, главы церкви, помазанницы божьей. Таким образом, во времена правления Елизаветы, придворные, кто еще помнил Анну и имел свое мнение, могли про себя думать все что угодно, но официально Анна стала мученицей и невинно убиенной жертвой.

Елизавета к памяти матери относилась трепетно. Не только потому, что нужно было постоянно доказывать законность своего рождения, которое регулярно ставилось под сомнение, но и потому, что со смертью матери жизнь ее из жизни наследной принцессы превратилась в жизнь бастарда. Не долгое и счастливое детство кончилось. Может ли идти речь о глубокой привязанности к женщине, которая исчезла из жизни ребенка, когда тому было три года? Помнила ли она ее? Но о глубине чувств неизменно свидетельствует перстень, который Елизавета носила на своем пальце. Это было кольцо с секретом — если осторожно нажать на потайной замочек, печатка на перстне раскрывалась, а там прятались два портрета — королевы и ее матери, Анны Болейн.

У Анны был сложный характер. Она была способна на сильные чувства. И она умела их скрывать. Это умение изменило ей уже после рождения ребенка, когда она оказалась в опасности и не смогла защитить себя. Да и могла ли ?

Цепочка событий ее жизни многое говорит о характере этой женщины.

Портрет Генриха работы Гольбейна и портрет Анны: неизвестный художник, предположительно 1525г.

Точная дата ее рождения неизвестна. Историки называют период с 1501 по 1507. Анна родилась в знатной семье, ее мать принадлежала к клану Гjвардов – одному из самых влиятельных и старинных родов Англии.

Известно, что Анна и ее брат Джордж получили прекрасное домашнее образование. А в 1514 году девушка отправилась во Францию в свите сестры короля Марии, ставшей французской королевой. Неизвестно, что именно там произошло, но Мария Тюдор Анну ненавидела до самой своей смерти, а когда Мария, после скоропостижной смерти венценосного супруга, вернулась в Англию женой лорда Саффолка, Анна еще несколько лет оставалась при дворе во Франции.

Анна провела за границей девять лет. Там она повзрослела, научилась изящным манерам, танцам, усвоила все модные уроки и, самое главное,  научилась виртуозно флиртовать и завлекать мужчин.

Девушка вернулась в Англию в 1520 г. Анне уже было около 20, пора было выдавать ее замуж, что родители и пытались сделать. Сначала ее сватали некоему Пирсу Батлеру, но что-то там не сложилось.

Первой встречей Анны и короля считается прием в честь испанских послов в 1522 г.. Девушка была молода, красива, кокетлива, выделялась на фоне фрейлин королевы Екатерины Арагонской, которая придерживалась строгих принципов и нравов, и следила за моральным обликом своего двора. Нет, не то, чтобы Анна была распутной. Но она была прекрасно одета, умела искусно поддержать беседу, играла на музыкальных инструментах, пела, и напропалую флиртовала.

А потом она встретила Генри Перси, и вроде бы они действительно полюбили друг друга.  Или он полюбил, а она очень хотела стать графиней. Но женитьба Генри Перси была вопросом династическим, должна была согласовываться долго и нудно, а еще Перси собирались женить на дочери Джорджа Талбота, графа Шрюсбери, в общем, все было очень сложно, но Анна Болейн родственникам Перси не подходила.  Так или иначе, Генри пришлось жениться именно на дочке Талбота, потому что Генрих VIII к тому времени уже обратил внимание на Анну, и соперники ему были не нужны.

Анна была в ярости и поклялась жестоко отомстить кардиналу Вулси, принимавшему горячее участие, в организации брака ее возлюбленного с другой.  Строптивицу отослали домой в Хивер, ходили слухи о тайном браке, но был он или нет, нам неизвестно.

Когда помолвка с Перси была аннулирована, Анна поняла, что желания ее не стоят ломаного гроша в мире, где  правят мужчины, а всеми мужчинами — король.  Свадьбы, такой желанной для нее, могущей возвысить ее и ее род, не будет. А будет краткий роман короля с ней (ведь отказав, она поставит под удар всю свою семью), а потом — что? Возможно рождение бастарда, бесчестие, угасание интереса короля к ней, и скорая свадьба с каким-нибудь мелким дворянином, который запрет ее в своем поместье, она будет рожать ему по ребенку в год.  И прощай молодость, прощай блестящие амбиции, прощай королевский двор. Именно так сложилась жизнь ее сестры, которая покорно взошла на ложе Генриха.  Затем ли она родилась на этот свет, затем ли она столько лет блистала при французском дворе?

Подобное будущее мадемуазель Анну не устраивало. Мстительность и уязвленная гордость заставили ее выкрикнуть кардиналу Вулси, который способствовал разрыву помолвки с Перси, что его она не простит и увидит его падение и причинит ему такую же боль, какую он причиняет ей самой.  И она добьется своего — Вулси не без ее помощи падет. Да, Анна была мстительной.

Возвращение ко двору произошло в 1526 г. Генрих начал активно ухаживать за девушкой. Она его ухаживания отвергала. Для Генриха это оказалось неожиданностью. Ему на тот момент 35 лет, у него жена, родившая ему 8 детей, из которых выжила только одна девочка – принцесса Мария.  У него множество любовниц, среди которых была и сестра Анны — Мария.

Анна могла бы сталь любовницей короля. Но – не хотела? Кто бы ее спрашивал… Блестящий ум, изрядная доля самоуверенности и амбиции подсказали ей, что можно продать себя подороже. Можно получить все. Корону.

А дальше она вела себя очень правильно. То подпускала Генриха к себе, то отталкивала, обещала ему сына, но отказывалась от близости с ним.  Больше года продолжались ухаживания короля. В течении этого времени его чувства из желания обладать красивой и пестрой игрушкой, превращаются в глубокое чувство привязанности.

Король — а что король? Тогда еще мужчина в самом расцвете лет, обладавший изрядной долей привлекательности, которую подчеркивала не только корона на его голове. Хотя корона — тоже. Значительно подчеркивала, надо сказать. Женат… ну и что, что женат. Это еще никого не останавливало. Особенно этот факт мало заботил самого короля, когда он увивался за молоденькой фрейлиной, когда он посылал ей страстные письма и дорогие подарки.

Подарки она отсылала обратно. Чем короля нимало удивляла. Он тут видите ли разоряется, а какая-то девчонка ему отказывает. Но отказывала она ему не оскорбляя его чувств, объясняя, что чистая и непорочная ее любовь к нему не может найти выхода, покуда королю нечего ей предложить, кроме утех телесных. А ей же дорога его прекрасная и чистая душа, принадлежащая его жене по праву. Но принадлежит жене — формально, ведь брак Генриха и Екатерины незаконный. Екатерина несколько лет была женой его брата, то есть сестрой самому Генриху. Ну и что, что Папа Римский дал разрешение на это брак, перед Богом они все равно почти что родственники, Бог такого союза не поощряет, поэтому то и ставит под угрозу будущее династии, будущее Англии, лишая короля наследника. А наследник у короля появиться может — ведь рожали же ему мальчиков его наложницы. Почему бы не быть наследнику в законном браке? Нет, проверять эту теорию они не могут, потому что если у Анны родится сын, а он обязательно родится, если Генрих окажется в ее постели, он будет не законным, не наследником. А этого добра Англии не надо. Более того, Анне не надо.

Французский чепец, которые Анна ввела в моду в Англии, Английский чепец и Испанский чепец (такие носила Екатерина Арагонскя)

Для того, чтобы медленно и упорно внедрить в сознание Генриха, который крайне религиозен, которого готовили к религиозной жизни, пока он не стал наследником,  эти мысли, развить их, представить его собственными, необходима не только особая женская мудрость, но и изрядное терпение и крайняя осторожность. А для того, чтобы на протяжении шести лет поддерживать страсть в мужчине, который ни в чем не знает отказа, капризен и избалован, не давая ему взамен ничего, кроме пищи духовной и душевной, требуется не дюжее искусство соблазнения, обольщения и убеждения.

То влияние, которое она оказывала на него нельзя объяснять только внешностью. Она не соответствовала эталонам красоты того времени, была низкого роста, смуглая, темноволосая. В 1532 г., за год до того, как она стала королевой, новый посол Венеции в Англии писал: «…Не самая красивая женщина в мире. Среднего телосложения, кожа смуглая, шея длинная, большой рот, грудь не высокая; в общем-то ничего особенного – кроме того, что она пробудила интерес короля. И глаза – черные прекрасные глаза<…>».

Портрет неизвестного художника, предположительно 1533-1536 г. и миниатюра Джона Хокинса

Но очень грациозная, худенькая, «маленькая Болейн» сумела добиться того, что бы король женился на ней. В его разрыве с католической церковью было множество политических мотивов, но неизвестно решился бы он на это, если бы не грезил о том, как «маленькая Болейн» подарит ему наследника?

Расчетливая и умная, коварная, не останавливающаяся ни перед чем, не боящаяся ни Бога ни черта, Анна становится королевой Англии.  Формально между рождением Елизаветы и бракосочетанием проходит восемь месяцев. Говорят о том, что Анна зачала ребенка еще не будучи женой Генриха. Но он считает ее своей женой уже давно, это мелочи, которые не имеют значения для счастливых супругов.

Я не буду углубляться в детали его развода с Екатериной Арагонской, разрыва с Папой Римским и начала Реформации.

25 января 1533 года Генрих VIII тайно обвенчался с Анной Болейн. В сентябре того же года Анна родила девочку – будущую королеву Англии Елизавету I. Генрих был разочарован и зол. С того момента, как он начал ухаживать за Анной прошло почти 8 лет. Генрих устал. Он так старался, а женщина опять подвела его. Видимо Богу не нравится и этот его брак, раз он не подарил ему наследника.

Да и ребенок оказывается девочкой. А ведь ему обещали мальчика. И потом — выкидыш, потом еще один. Анна в отчаянии. Ее положение так шатко — король уже не так сильно привязан к ней, начинает обращать внимание на других женщин, а при дворе так много красивых и молодых женщин, которые на примере самой Анны увидели, что нет ничего невозможного, что любая из них может стать королевой Англии. Но самое страшное — не это. Самое страшное, что и Генрих VIII понял, что любую может сделать королевой.

После всех выкидышей, после всех истерик Анны и упреков в неверности, брошенных королю, который к слову сказать, не молодел, характер его усугублялся (на что очень сильно влияла травма ноги, обжорство и, вероятно, зарождающаяся импотенция), наступил кризис. Так же страстно, как когда то любил, теперь он ее ненавидел. В его сознании именно она стала виновницей смерти его первой жены, именно она стала виновницей смуты в стране, именно она стала виновницей смерти его советника и друга Томаса Мора.

Генрих вообще был не очень последователен. Он быстро загорался, отдавал приказы о казни приближенных, а потом печалился и жалел о содеянном. Так, после казни Кромвеля он кричал, что его советника оклеветали, что его заставили казнить лучшего министра. Всегда были виноваты окружающие, но никогда его Величество.

Эскиз Гольбейна — младшего и портрет по эскизу

После родов что-то произошло с Анной. Всегда так умело прочитывала свои ходы, всегда добивалась своего. Уверенность оставила ее. Она начинает понимать, что король уже не так увлечен ею. И, став главой англиканской церкви, король с легкостью может избавиться от своей новой королевы. Она сама развязала ему руки. Король устал от эксцентричной и страстной Анны.

Отношения супругов  резко ухудшались. Генрих начал обращать внимание на фрейлину Анны – Джейн Сеймур, Анна устраивала сцены ревности, истерила, и не рожала мальчика.  Новая беременность закончилась выкидышем. Считается, что Анна увидела Джейн на коленях у Генриха и сорвала с шеи новой фаворитки ожерелье с миниатюрой-портретом короля.

У Анны было еще несколько выкидышей, а в 1536 она родила метрового мальчика.

Генриха категорически не устраивало отсутствие наследника мужского пола.  Сейчас  мы понимаем, что проблема в генетике – у Тюдоров постоянно были трудности с деторождением, выкидыши, сложные беременности и редко появлялись мальчики.

Генрих считал, что во всем виноваты женщины. Ну не хотят они родить ему мальчика, стервы, да и только.  Был еще один аргумент — если Бог не желает наградить его наследником в этом браке, значит что-то не так с браком и надо срочно сменить жену.

В том же году Анна окончательно поссорилась с министром короля Кромвелем. Король уже был готов избавиться от своей королевы. Ему нужен был лишь предлог. И специально обученные люди этот предлог нашли.

реплики украшений Анны Болейн

Ненависть к Анне, подпитываемая не довольными ее возвышением при дворе, быстро превратилась во вполне весомое обвинение в измене. Но не только измене, а так же в колдовстве, государственной измене и кровосмесительной связи с собственным братом.

Она околдовала короля, заставила его развестись с доброй и прекрасной Екатериной Арагонской. Она лишила короля мужской силы. Она заманила короля в сети ереси и лишила покоя его чистую душу. Поговаривали даже, что у нее есть шестой палец, два сросшихся пальца на ногах,  перепонки между пальцами, а тело покрыто огромными родинками, которые она прячет.

Все сплетни, распускаемые завистниками и врагами при дворе обрели силу неопровержимого и доказанного факта. Верил ли король тому, в чем обвинял некогда любимую женщину? Возможно, и верил. Ему отказывали столько лет, его сделали подкаблучником в глазах Европы, ему изменили, и может быть еще до свадьбы. Да его просто околдовали! Иначе как он мог бросить единственно законную жену Екатерину? Конечно его околдовали.

По словам обвинителей, Анна спала с музыкантом Смиттоном, с придворным Генрихом Норрисом, поэтомТомасом Уайетом, и самое удивительное – с родным братом Джорджем. Все признались, все. Под пытками признались бы в чем угодно. Всех казнили. Только поэта Уайета отпустили на свободу.

Да и как было королю сомневаться — ведь те, с кем Анна ему изменяла, признались во всем. Ну и что, что под пытками. Ведь под пытками никто не врет.

В  это было особенно удобно верить, когда взгляд его падал на прекрасную и скромную Джейн Сеймур,полную противоположность его жены и королевы Анны.

Королеву арестовали после пышного турнира, на котором король улыбался ей, она смеялась, флиртовала с придворными, раздавала почести победителям турнира.

Изменяла ли Анна Генриху?  Не известно. Историки спорят об этом до сих пор, и даже год назад нашли какой-то утерянный сонет, из которого якобы следует, что да, изменяла. Я склонна думать, что ей было не до измен. Слишком много забот у нее было. И не тот характер, чтобы искать плотских утех и рисковать ради них короной. Да и Генрих еще был в расцвете сил, еще не был толстым, у него еще не гноилась нога. В молодости он считался очень даже красавчиком.

В Британской Библиотеке хранится часослов, который Генрих подарил Анне.  В нем послания Генриха VIII и Анны Болейн друг к другу:

«Если в своих молитвах ты вспомнишь мою любовь, также сильно как я обожаю тебя, Я едва ли буду забыт, потому что я твой. Henry R. навечно» (“If you remember my love in your prayers as strongly as I adore you, I shall hardly be forgotten, for I am yours. Henry R. forever”). Анна написала ответ под миниатюрой Благовещенья: «В подтверждение, день ото дня  любящей и нежной ты найдешь меня«(“By daily proof you shall me find To be to you both loving and kind”).

На рассвете 2 мая Болейн, в сопровождении враждебно настроенных стражников, прибыла в Тауэр. Там ее встретил комендант Тауэра Кингстон. Анна молила дать ей встретиться с королем. У королевы  началась истерика. Все, что она выкрикивала, старательно записывали и передавали Кромвелю. Потом он блестяще использовал эти слова в обвинительном приговоре.

Спустя годы после казни, свидетель последнего свидания Анны и Генриха писал Елизавете: «Увы, никогда мне не забыть того щемящего чувства, что я испытал, видя, как праведница королева, Ваша матушка, подняв Вас, совсем ещё ребенка, на руки, стояла на коленях перед милосерднейшим из властителей, Вашим отцом, а он смотрел через окно куда-то вдаль…».

Как умная и просчитывающая все на пять шагов Анна допустила подобное? Думается, что после рождения ребенка и нескольких выкидышей сущность ее претерпела изменения. Она боялась, она была разочарована, ибо корона не принесла ей манившего счастья, а еще, она была совсем одна. Рядом не было тех, кому она могла доверять, не было тех, кто мог защитить ее. Более того, в ее жизни появилась дочь, чьи интересы она в свою очередь должна была защищать и ставить превыше своих собственных.

Почему Генрих не развелся с Анной, как развелся с Екатериной?  Во первых после обвинения в измене  ему, как мужчине, и государству, в его лице, она изменила Англии.  Сам же поверив в свои же, обвинения он уже не мог простить ее. Так вино становится уксусом, а яркая любовь — не менее яростной ненавистью. Во вторых, даже если Генрих предлагал Анне развод, она отвергла бы его, ибо сделала бы свою дочь незаконнорожденной. Путь к короне для Елизаветы был бы навсегда отрезан.

Казнь Анны была единственным выходом, который насытил бы ненависть Генриха.  Ирония судьбы — судьями Анны стали те, кого так защищала она при жизни — бывший возлюбленный Генри Перси и дядюшка Герцог Норфолк.

Анну приговорили к смерти. Генрих смилостивился и вызвал из Кале палача. Королеве должны были отрубить голову мечом, а не сжечь на костре. Анна, услышав это рассмеялась и сказала: « Я слышала он хороший мастер, это не составит ему труда – у меня такая тонкая шея».

19 мая 1536 года. Эшафот был покрыт черной материей. Меч спрятан между досок. Казнь была закрытой, иностранных послов во двор Тауэра  не пустили. Анна взошла на эшафот и произнесла: «Я умру согласно закону. Я здесь не для того, чтобы обвинять кого-то или говорить о том, в чем меня обвиняют. Но я молю Бога, чтобы он спас короля и его правление, ибо не было еще более доброго принца, а для меня он всегда был самым нежным и достойным лордом и сувереном. Я прощаюсь с миром и от всего сердца прошу вас молиться за меня»…

Получив известие о свершившейся казни, король нетерпеливо ее ожидавший, весело закричал: «Дело сделано! Спускайте собак, будем веселиться!». Одиннадцать дней спустя он женится на Джейн Сеймур.

Когда я думаю об этой истории, мне кажется, что именно в то время, время своей любви к Анне, король сошел с ума. И именно казнь Анны Болейн сделала его тираном для всей страны. С этого момента он сам разрешил себе все. И никто не мог перечить королю. Великому и безумному.

А еще я думаю, что король знал, что все обвинения против его «маленькой Болейн» — ложь и фальсификация. Но – сам придумал и сам убедил себя в их справедливости. Еще одно проявление безумия.

Ах, если бы Анна родила мальчика… Тогда этих сомнений у Генриха не было бы. Он был бы счастливым отцом, богатейшим правителем в Европе, сильнейшим государем. Ему было бы кому передать престол. Но родилась девочка. Еще одна девочка.

Безумный и несчастливый, всю жизнь Генрих будет сомневаться. Действительно ли брак Екатерины Арагонской и его брата Артура был концумирован, или он женился на девственнице. Законно ли стал он главой английской церкви, угодно ли это всевышнему, или это только политически выигрышная позиция. Законен ли был его брак с Анной,  на который Папа Римский так и не дал разрешения.

И всю жизнь его будет преследовать призрак Анны, которая, в глубине души он это знал, не была виновна в том, в чем он обвинял ее. Всю жизнь он будет убегать от ее образа, только однажды пленившись похожей на нее внешне женщиной — Кэтрин Говард (кузиной Анны), действительно  виновной в  изменах, в которой он обвинил ту, которая одна родила ему настоящего наследника его Королевства.

Став королевой Англии, Елизавета I уничтожила все обвинительные документальные свидетельства по делу своей матери.

Анна Болейн. Вторая женщина в истории Англии, которая была коронована, не будучи наследной принцессой. Женщина, которая привела Англию к англиканской вере. Мать Елизаветы. Удивительная и печальная судьба.

 » — Нет, Генри, нам не жить в раю! В безумном государстве король имеет право быть безумцем. Ты звал меня не в жены, а на трон! Позволь же мне уйти как королеве. И если ты меня хоть каплю ценишь, не унижай признанием за то, в чем, знаешь сам, я не виновна.» (Г.Горин)

 

Latest Comments
  1. Elena
      • Elena
  2. Сандра
  3. Полина
  4. Елена
  5. Александр

Post A Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *